НОВОСТИ| О НАС |КОНТАКТЫ на главную написать письмо
 



ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ АКТЫ В США 11 СЕНТЯБРЯ 2001 ГОДА И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ.
подборка интервью Андрея Кокошина российским средствам массовой информации


13 СЕНТЯБРЯ 2001

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Андрей Кокошин, депутат ГД РФ, бывший глава Совета безопасности РФ (по телефону).
Ведущая эфира Татьяна Пелипейко.


Пелипейко: Добрый день!

А. Кокошин: Здравствуйте!

Пелипейко: Ситуация с терактом. Что делать в ответ США? Что им делать, если они более-менее вычислят террористов?

А. Кокошин: Я думаю, что это вопрос не только американский, но и вообще для международного сообщества в целом. И я, честно говоря, несколько опасаюсь того, что адекватно американцы не смогут среагировать. Уже они устами своего руководителя заявили о том, что они, мол, сами все решат, все сделают. Конечно, атака была на суверенной территории США, погибли в огромном количестве американские граждане, но вы видите, что последствия этого теракта сразу приобрели глобальный характер, хотя бы через экономику, биржу, курс доллара. Они могут стать еще более крупными, если реакция будет американская не соразмерена, не просчитана и применительно к другим ведущим субъектам международных соотношений. Поэтому я считаю, что если все делать по уму, исходить действительно из новых реальностей, которые в международных отношениях возникли в результате этого теракта, то США надо больше консультироваться с ведущими государствами мира, и ответные действия предпринимать в каком-то согласии, по крайней мере, с постоянными членами Совета безопасности ООН.

Пелипейко: Как вы думаете, они могут применить оружие массового поражения? Вплоть до атомного?

А. Кокошин: В принципе, могут, конечно.

Пелипейко: Но это вероятно, или это очень абстрактно, теоретическая возможность?

А. Кокошин: Нет, это не абстрактная возможность, т.к. есть разного вида ядерные боеприпасы, есть боеприпасы и малой, и сверхмалой мощности, с разными поражающими эффектами. Поэтому гипотетически вполне могут применить. И никаких запрещений на этот счет нет ни в международном праве, нет и в американской военной доктрине.

Пелипейко: Скажите, как вам известно, есть ли в данный момент контакты между не только США и Россией, но и США и вообще прочими державами, как минимум, всеми, кроме тех, которых они именуют государствами-изгоями, возможно, хотя бы причастными к подготовке террористов? Есть ли сейчас этот контакт, или они еще не установили его?

А. Кокошин: Контакты есть. Я думаю, что ведется интенсивная проработка с разными спецслужбами разных стран. Но этого мало. Понимаете, масштабы этого явления таковы, что нужна очень тесная политическая координация, чтобы первые лица государств этими вопросами занимались вместе. Я считаю, что нам обязательно сейчас стоило бы собрать на Совет безопасности ООН постоянных членов, по крайней мере, "пятерку", обязательно должен участвовать Китай как член ООН, и совместно вырабатывать меры действия. Потому что если не будет проявлено должной политической воли на высшем уровне, спецслужбы будут работать не ахти.

Пелипейко: Спасибо! Это был Андрей Кокошин, бывш. секретарь Совета безопасности РФ.



15 СЕНТЯБРЯ, НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА

ПЕРЕСМОТРЕТЬ ДЕЙСТВУЮЩИЙ МИРОПОРЯДОК
Мы не можем оставлять все меры защиты от терроризма в руках США

Об авторе:
Андрей Афанасьевич Кокошин - депутат Госдумы (фракция ОВР), бывший секретарь Совета безопасности РФ.

Андрей Кокошин: Сейчас, после террористических взрывов, в США должны прежде всего очень серьезно поработать головой, а затем уже демонстрировать свои мускулы, о которых и так все знают. При нанесении "ударов возмездия" надо подумать и о том, какие акты терроризма могут последовать за этими ударами. Колоссальные жертвы должны быть, безусловно, отомщены, но так, чтобы возмездие настигло реальных виновников этого преступления, а не "шестерок", не говоря уже о невиновных людях.

Неизбежно возникает вопрос о том, что следует сделать США для того, чтобы исключить подобные атаки в будущем. Проблема здесь не только в том, что делать США, но и в том, что делать всему международному сообществу, что должна делать Россия в такой ситуации - помимо принятия своих собственных, внутренних мер безопасности. Мы не можем позволить себе такой роскоши, чтобы все это было в руках США. Не можем не только по гуманитарным, но и по сугубо прагматическим соображениям, исходя из наших кровных российских интересов. Угроза настолько серьезна, что данная тема выходит далеко за пределы того, что может и должна делать одна, пусть даже самая могущественная в военном и экономическом отношении страна. Сам факт этих чудовищных терактов говорит о том, что имеющиеся в США механизмы не адекватны масштабам проблемы. При этом в американской политической и экономической элите имеется достаточное понимание глубины социально-экономических, психологических факторов, которые порождают терроризм, потрясающий весь современный миропорядок.

Я считаю, что Россия должна в данном вопросе занять инициативную позицию. В том числе - может быть, совместно с КНР - предложить немедленно провести встречу на высшем уровне постоянных членов Совета Безопасности ООН, где начать выработку как конкретных мер по борьбе с терроризмом, так и предложить ряд шагов по пересмотру действующего миропорядка - наподобие того, как сделали отцы-основатели ООН в 40-е гг.

К сожалению, в будущем теракты подобного рода могут повториться, и даже в еще больших масштабах, особенно если будет применено бактериологическое или химическое оружие, - достаточно вспомнить о действиях секты "АУМ Синрике" в Токио. Наиболее вероятной целью остаются США, однако многие другие страны тоже могут оказаться в числе целей.

Поэтому помимо инициативы в Совете Безопасности ООН мы должны сейчас принять ряд экстренных мер у себя дома. Среди них: резкое, многократное повышение денежного довольствия всем, кто связан с борьбой с терроризмом в правоохранительных органах и в Вооруженных силах, - прежде всего в ФСБ, а также в МВД, ФПС, СВР, ФАПСИ, ГРУ и др. Кроме этого - наращивание технической оснащенности правоохранительных органов. Требуется и серьезный анализ действующих межведомственных механизмов управления борьбой с терроризмом, в том числе с учетом печального опыта США. Но принципиально важно - и я уже неоднократно ставил этот вопрос, - чтобы борьбой с терроризмом занимались не только специалисты и Генпрокуратура, а прежде всего государственный орган политического управления, подобный тому, с которым мне довелось ознакомиться в свое время в ходе официального визита в Израиль. Такой орган должен, в частности, координировать работу спецслужб.



19 СЕНТЯБРЯ 2001, "РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА"

НУЖНА "ПЯТЕРКА", А НЕ "ВОСЬМЕРКА"


Интервью с Андреем Кокошиным, депутатом Госдумы РФ, бывшим секретарем Совета безопасности России, беседовал Владимир Богданов

Богданов: Чем обосновываются ваши настоятельные призывы в последние дни собрать саммит "пятерки" постоянных членов Совета Безопасности ООН? Почему вы считаете это более важным, чем саммит "большой восьмерки"?

Кокошин: Совет Безопасности ООН - это наиболее легитимный орган для решения крупнейших вопросов международной безопасности. Решающую роль в нем играют пять постоянных членов - Россия, США, КНР, Франция, Великобритания, каждый из которых обладает правом вето. Так что решения СБ ООН создадут необходимую правовую базу и для конкретной антитеррористической акции, в которой, разумеется, главным действующим лицом будут США как жертва чудовищной агрессии, и для долговременной борьбы с терроризмом как с явлением и причинами, его порождающими. Исключительно важно активное участие в принятии решений по этой теперь крупнейшей проблеме Китая, с которым мы вместе входим в "шанхайскую шестерку" и заключили недавно важнейший Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве.

При подготовке к заседанию всего СБ ООН и к саммиту "восьмерки" не менее важно провести консультации с ведущими исламскими странами - Египтом, Саудовской Аравией, Ираном и др., с руководителями Конференции исламских государств.

Надеюсь, что нашей дипломатии удастся убедить через госсекретаря Пауэлла и его заместителя Армитиджа, прибывшего в Москву, администрацию США в необходимости задействовать в максимально возможной мере механизмы ООН. На этом, в частности, в своем выступлении по Би-би-си настаивал министр иностранных дел Пакистана - страны, которая может играть не последнюю роль в антитеррористической войне.

Богданов: Какой вам видится новая модель международного сотрудничества в борьбе с терроризмом как глобальным явлением?

Кокошин: Во-первых, должна быть создана в кратчайшие сроки более адекватная международно-правовая база для этого, начиная с более четкого определения терроризма, того, кто считается пособниками и т.п. Возможно, потребуется принятие специальной конвенции, подобной конвенции по борьбе с пиратством или с угоном самолетов.

Во-вторых, необходимо при СБ ООН создать прежде всего политический орган по борьбе с терроризмом.

В-третьих, надо создать целую сеть договоров и соглашений, обеспечивающих глобальное и региональное сотрудничество всех правоохранительных органов в целом. И начинать надо со спецслужб пятерки постоянных членов Совета Безопасности ООН. Пока, судя по всему, сотрудничество спецслужб даже ведущих западных стран в борьбе с терроризмом оставляет желать лучшего.

Богданов: В каких масштабах и формах можно ожидать военную акцию со стороны США и их союзников и будет ли она носить прежде всего антиисламский характер?

Кокошин: Очень важно, чтобы правильно были определены политические цели операции, видимо, далеко не последней в этой "антитеррористической войне". Речь должна идти о планировании долговременной коалиционной войны. К такой операции надо тщательно подготовиться, как в политическом, так и в военном плане.

Примечательно, что президент США Дж. Буш-младший в понедельник, 17 сентября, встретился с руководителями исламской общины США и публично как бы снял обвинение с мусульман в целом в пособничестве терроризму. Это дает основания полагать, что первая антитеррористическая операция США, которая будет самой крупномасштабной акцией такого рода, не будет носить антиисламский характер.

Богданов: Каких изменений можно ожидать во внешней политике США? Какие выводы мы должны сделать для себя в случае таких изменений?

Кокошин: Перед Америкой сегодня еще острее стоит проблема кардинального пересмотра своей политики национальной безопасности, в том числе оборонной политики. Вся военная машина США и НАТО в значительной степени действует еще по инерции "холодной войны".

Сейчас многие аналитики обратили внимание, например, на то, что с точки зрения ПВО силы передового базирования США в различных районах мира гораздо лучше прикрыты, чем жизненно важные объекты на территории США. А выводы для нас? Их должно быть немало - и для коррекции военной доктрины, и для добавлений в концепцию национальной безопасности России. Но это разговор особый...



7 ОКТЯБРЯ 2001
КЛАССИЧЕСКОЕ НАЧАЛО


Интервью депутата Государственной Думы Андрея Кокошина ведущей программы "Время" Жанне Агалаковой (ОРТ).

Агалакова: В нашем эфире депутат Государственной Думы, бывший секретарь Совета Обороны Андрей Кокошин.
Андрей Афанасьевич, здравствуйте.


Кокошин: Здравствуйте.

Агалакова: Как вы оцениваете начавшуюся операцию? Очень много говорилось накануне сегодняшнего дня о том, что она должна начаться, предполагали, когда она произойдет, и вот, наконец, удары начались.

Кокошин: Ну, это классическое начало. Я думаю, что таких ударов будет еще довольно много. Тут все делается в соответствии с американскими боевыми уставами, с уставами тактического и оперативного уровня. Это в известной степени повторение того начала, которое было во время "Бури в пустыне".

Агалакова: Скажите, до начала этой военной операции официально Россия заявляла, что готова гуманитарно помогать Соединенным Штатам в этой борьбе с международным терроризмом. Возможно ли, что Россия сейчас изменит свою позицию, и в Афганистан войдут российские войска или, возможно, наши базы будут использоваться американскими самолетами?

Кокошин: Ну, вообще, так сказать, в наших заявлениях различных, официальных лиц существовал намек на то, что масштабы поддержки в этой операции со стороны России могут быть и более значительными. Но я глубоко сомневаюсь в том, что наши войска войдут в Афганистан, уже мы там побывали. И мы эту травму, наверное, еще долго не забудем. Но опыт мы имеем, и этим опытом можем и должны делиться. Как говорится: за одного битого - двух небитых дают. И сейчас, я думаю, никто так не знает этот театр и проблемы оборудования этого театра, и проблемы ведения там боевых действий - как наши специалисты. Я думаю, что никакая сверхмощная спутниковая система разведки, авиационная разведка не может дать тех знаний и тех возможностей по целеуказанию, которые могли бы посоветовать наши специалисты.

Агалакова: Скажите, насколько изменятся наши отношения с Западом в свете последних событий, и, в частности, с Североатлантическим Альянсом?

Кокошин: Ну, уже последний визит нашего президента Владимира Владимировича Путина в Западную Европу показал, что эти отношения существенно изменились к лучшему и с Соединенными Штатами, и с Западной Европой, и непосредственно с НАТО. Но, я думаю, что здесь надо серьезно работать дальше. У нас есть общность интересов, общность позиции, но это не означает, что все остальное будет решаться автоматически также позитивно, остается много и проблем, которые нужно специально решать, и они отнюдь сами не свалятся. Нам нужно сейчас решать, прежде всего, крупные экономические задачи. Если мы действительно Западу нужны как союзник, как партнер в этой борьбе, то Запад, конечно, должен нам помочь проблему и реструктуризации наших долгов, чтобы мы к 2003 году вышли прилично, и целый ряд других крупных экономических проблем, которые от него зависят напрямую - от США и от Западной Европы.

Агалакова: Скажите, Андрей Афанасьевич, а изменится ли отношение Запада к России ее контртеррористической операции, в нашей контертеррористической операции на территории Чечни?

Кокошин: Ну, некоторые изменения мы уже наблюдали, прежде всего, со стороны Германии. Да и со стороны США мы сейчас наблюдаем больше понимания. Но я бы тоже не строил здесь иллюзий, что здесь все будет абсолютно гладко. Я думаю, что будут возникать и дальше подобные проблемы, и мы будем слышать критические голоса, хотя, я думаю, что это будет происходить все в совершенно другом контексте, и в другой тональности, чем это было до сих пор.

Агалакова: Благодарю вас.



7 ОКТЯБРЯ 2001

Ведущие: Нателла Болтянская , Татьяна Пелипейко 7 октября 2001 года
В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Андрей Кокошин - бывший секретарь Совета Безопасности (по телефону).


Болтянская: Андрей Афанасьевич, как Вы можете оценить то, что сейчас происходит в мире, и Ваши впечатления именно от последних информационных сообщений?

Кокошин: Это классическое начало операции, по всем американским боевым уставам, достаточно масштабная операция, явно направленная на то, и намек в только что прозвучавшем выступлении Буша на это был, на то чтобы ликвидировать режим Талибан, не просто операция возмездия. Это очень сложная и многомерная задача. Я думаю, что здесь еще предстоит нам многое увидеть. Это второй акт этой мировой драмы, которая началась 11 сентября. Я не столь оптимистичен в отношении возможных ответных действий со стороны террористов. Нельзя исключать, что они заранее подготовили и ответные акции, по крайней мере, соизмеримого масштаба с тем, что произошло 11 сентября.

Болтянская: Даже так?

Кокошин: Во всяком случае, всем спецслужбам, правоохранительным органам и вооруженным силам всех стран, которые сейчас собрались в такую коалицию, надо быть к этому готовым, и готовым не просто ближайшие несколько дней, а работать в режиме фактически военного времени очень длительное время. Пока мы действительно не удостоверимся в том, что те организационные структуры, финансовые возможности, боевые возможности тех, кто готовил такие акции и совершил, не ликвидированы.

Болтянская: Андрей Афанасьевич, уже неоднократно говорилось о беспрецедентности происшедшего 11 сентября. То, что сейчас происходит в мире, с Вашей точки зрения, можно считать, уже звучал неоднократно такой термин, как начало третьей мировой войны?

Кокошин: Ну, с известными допущениями, кавычками, я думаю, это можно назвать, сказать так. Поскольку она совершенно другая, чем все предыдущие, и мировые, и не только мировые войны. Но просто характер современной цивилизации, системы международных отношений таков, что сегодня война эта выступает в совершенно новом виде, с новым, еще более жестоким лицом. Поэтому, соответственно, должны быть и мобилизованы усилия на нее. Я считаю, что как во время Второй мировой войны великие державы, "тройка" большая была сформирована: Россия, Советский Cоюз, Великобритания, США, потом присоединился Китай, Франция, большая "тройка" решала все важнейшие задачи, так и сейчас нужно большой "пятерке" постоянных членов Совета Безопасности ООН, высшим руководителям в постоянном режиме работать над этим. Это была действительно серьезная война, и мы были одной из первых жертв этой войны.

Пелипейко: Андрей Афанасьевич, я весь этот вечер слежу за тем, что сообщают CNN. Они только что передали цитату из бен Ладена: "Америка может теперь и не мечтать о своей безопасности". Как Вы думаете, возможны ли какие-то новые теракты, либо на территории США, либо на территории других государств, особенно тех, кто принимал участие в этой акции сегодня?

Кокошин: Конечно, к сожалению, я думаю, что те, кто готовил этот теракт 11 сентября, достаточно глубоко продумали и возможности своих действий после того, как резко ужесточатся все режимы безопасности, как будут нанесены ответные удары. И хотя, конечно, ответные удары способны внести некую дезорганизацию, или те действия, которые сейчас начали предпринимать правоохранительные органы, но, к сожалению, мы должны ориентироваться и не на столь оптимистические результаты этих действий. Пока я считаю, что сотрудничество, даже в рамках НАТО, правоохранительных органов, служб безопасности было на очень низком уровне, почти на нулевом, как показали эти события. В частности между Германией и США. Создать такую систему сотрудничества, противодействия террористам - это дело не одного месяца. И это очень сложная задача, даже когда есть постоянная политическая воля, контроль за этим. А воля только начала недавно проявляться.

Пелипейко: И еще вопрос, который практически все наши слушатели задают на наш эфирный пейджер. Что все это будет означать для России? И для безопасности России, и для населения России, и особенно для российской армии, для ее призывников.

Кокошин: Я почти уверен, что российская армия, наши вооруженные силы не будут участвовать в этом конфликте. У нас хватает своих проблем с Чечней. Там ситуация достаточно непростая. Россия, конечно, вынуждена будет помогать ряду среднеазиатских государств, но я считаю, что мы должны быть там очень селективны. Если, например, Узбекистан вышел из договора о коллективной безопасности и самостоятельно в значительной степени принимает решение о том, как ему, участвовать или не участвовать, то, естественно, тогда он и самостоятельно должен противостоять угрозе. И если США будут использовать Узбекистан, то тогда, наверное, на них должна ложиться в большей степени забота о безопасности Узбекистана. А вот с Киргизией, с Таджикистаном и особенно с Казахстаном надо будет работать интенсивнее и глубже. Я надеюсь, что сейчас наши те же связи с Казахстаном в сфере безопасности, обороны должны укрепиться, потому что следующим под ударом после Узбекистана, который уже испытал удар талибов фактически, в недалеком прошлом будет обязательно Казахстан.

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" был Андрей Кокошин - бывший секретарь Совета Безопасности (по телефону).



8 ОКТЯБРЯ 2001
ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ США - ЗАМЕНИТЬ РЕЖИМ В АФГАНИСТАНЕ
Информационная служба радио "Маяк"


Первые бомбардировки Афганистана выявили главную цель Соединенных Штатов - заменить режим в этой стране. Так считает экс-секретарь Совета Безопасности Андрей Кокошин.

Кокошин: Я думаю, что талибы подготовились, конечно, к таким ударам. У них и без того весьма децентрализованная система управления, сделанная по европейским или американским меркам и стандартам, но все-таки это было государство, а государство не может не иметь определенной степени централизации и структуры управления, которая уязвима для такого рода ударов. А поэтому, видимо, американцы будут стараться сейчас привести ее в такое состояние, что как государство именно система талибов перестала бы существовать. И конечно, при этом у них останутся очень большие возможности по ведению оборонительных действий на своей территории, по ведению партизанской войны, но это уже не будет та сила, которая угрожала стабильности многим близлежащим государствам, хотя инфильтрация боевых групп и довольно значительных, я считаю, в Средней Азии весьма возможна. И к этому, я надеюсь, Узбекистан должен подготовиться.

Если Узбекистан понадобится Соединенным Штатам для нанесения ударов, у него выгодное местоположение и надо не забывать о том, что Узбекистан стал более ценным местом для Штатов после того, как западные аналитики пришли к выводу относительно опасности дестабилизации обстановки в Пакистане, угрозы попадания пакистанского ядерного, ракетно-ядерного оружия в руки талибов или их сторонников в случае падения режима нынешнего пакистанского.

Так что я не исключаю того, что в определенный момент США потребуют или предложат Узбекистану предоставить свое воздушное пространство, базы и прочее. И я сомневаюсь, что у нынешнего узбекского руководства будет возможность им в этом отказать. Тем более, что Пакистан действует в одиночку, и в значительной степени он вышел из договора о коллективной безопасности стран СНГ, и как бы принимает эти решения самостоятельно.

Я бы сейчас бы обратил внимание, прежде всего, на укрепление наших отношений с Казахстаном, который ведет себя гораздо лояльней, чем Узбекистан, на укрепление наших позиций в Таджикистане, где, я бы вообще отметил и небезуспешные действия и таджикских правоохранительных органов и вооруженных сил, и особенно нашу 201 дивизию, которая там играет огромную роль, и особенно пограничников. Защищать центральноазиатские страны селективно, в зависимости от характера отношений наших с ними в зависимости от глубины наших интересов в этих районах, это, я думаю, придется нам этим заниматься.

Так как эффект внезапности у Америки не получился, по мнению депутата Госдумы Андрея Кокошина, война в Афганистане может принять затяжной характер.










 
  • Официальные документы по вопросам национальной безопасности России
  • Международные договоры и соглашения
  • Глобализация в мировой экономике и политике
  • Место России в современном мире. Проблема самоидентификации России
  • Внешняя политика России

  •  
    Проблемные зоны планеты
    В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Андрей Кокошин - член-корреспондент РАН, председатель комитета по делам СНГ Госдумы 3-го созыва.
    Эфир ведет Марина Королева.
    Президентское послание Федеральному Собранию РФ 16 мая 2003 г. и внешнеполитическая стратегия России (краткое изложение с комментариями и примечаниями)
    О явлениях и тенденциях, изменяющих характер международных отношений в первом десятилетии XXI века.
    Оценки, размышления, рекомендации.
    Нужны новые подходы для решения проблем стратегической стабильности (Андрей Кокошин)
    ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ АКТЫ В США 11 СЕНТЯБРЯ 2001 ГОДА И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ (подборка интервью Андрея Кокошина российским средствам массовой информации)
    11 ОКТЯБРЯ 2001, "РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА"
    БИТВА БЕЗ БЛИСТАТЕЛЬНЫХ ПОБЕД
    Так характеризует начавшуюся борьбу с международным терроризмом находящийся в США депутат Госдумы РФ, бывший секретарь Совета безопасности России Андрей Кокошин
    12 ОКТЯБРЯ 2001, "ИЗВЕСТИЯ"
    ON-LINE КОНФЕРЕНЦИЯ ДЕПУТАТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ЧЛЕН-КОРРЕСПОНДЕНТА РАН КОКОШИНА АНДРЕЯ АФАНАСЬЕВИЧА: "США И РОССИЯ:ВЫГОДЫ И ПРОБЛЕМЫ"
    22 ноября 2001г.
    НАСКОЛЬКО РОССИЯ МОГЛА БЫ СБЛИЗИТЬСЯ С НАТО?
    Интервью председателя комитета ГД РФ по международным делам Дмитрия Рогозина и депутата ГД РФ Андрея Кокошина ведущему программы "Сегодня" Александру Хабарову (НТВ)
    5 декабря 2001г. Радиостанция "Маяк"
    РОССИЯ ДОГОВОР СНВ-1 ИСПОЛНИЛА. И НАДЕЕТСЯ НА ВЗАИМНОСТЬ…(Интервью А.А.Кокошина)
    5 декабря 2001г. Радиостанция "Маяк"
    ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА
    22 февраля 2002г. "Время МН" №33
    ИТОГИ ПОДВОДИТЬ ЕЩЕ РАНО
    Своими оценками хода афганской кампании и военных программ США делится в интервью "Времени МН" экс-секретарь Совета безопасности РФ депутат Госдумы (от фракции ОВР) Андрей Кокошин.
    17 мая 2002г. РТР-Вести
    РАЗБОР ПОЛЕТОВ В БЕЛОМ ДОМЕ
    Андрей Кокошин: нельзя исключать того, что всплывут ещё более неприятные моменты.
    "Потенциал России востребован в мире" (интервью Министра иностранных дел РФ И.С. Иванова газете "Коммерсантъ" №85 22 мая 2002г.)
    "России нужна свобода рук" (интервью А.А.Кокошина газете "Трибуна" №85 22 мая 2002г.)
    В КРЕМЛЕ "СВЕРИЛИ ЧАСЫ". Андрей Кокошин: Россия должна добиться более высокого места под солнцем (интервью РТР-Вести 23 мая 2002г.)
    "Договор мог быть лучше, но это лучше, чем ничего"
    Мнение бывшего секретаря Совета безопасности РФ (интервью А.А. Кокошина газете КоммерсантЪ-Daily №087 от 24 мая 2002)
    "Как влияет международное положение на политику России?" (интервью А.А. Кокошина "Радио Маяк" 25 мая 2002г.)

     Андрей Кокошин: "Ближайшее будущее покажет прочность партнерства России и США..." (Интервью Интернет-изданию СМИ.ru)

     16 сентября 2002г. Ю.Н. Балуевский ПОТЕНЦИАЛ ДОВЕРИЯ - Договор о СНП стал новой реальностью (Статья на сайте <Известия.Ру>)

     А.А. Кокошин Нам нужны неформальные союзники (Интервью журналу <Политбюро> (Ю.Голотюку) от 2.12.02, с.10-11)
    Россия и постсоветское пространство :
    Россия в поисках своего места в современной цивилизации (Кокошин А.А. Быть России великой державой в ХХI веке. М., ИПИ, 1996)

    Совместное заявление президентов Республики Казахстан, Российской Федерации, Туркменистана и Республики Узбекистан (принято 1 марта 2002 года)

    Из выступления Президента Российской Федерации В.В.Путина на совместной пресс-конференции глав государств-участников СНГ (1 марта 2002 года, Алма-Ата)

    Из выступления Президента Российской Федерации В.В.Путина перед журналистами по окончании встречи с Президентом Республики Казахстан Н.А.Назарбаевым (2 марта 2002 г., Алма-Ата)

  • Военная реформа и военная политика России
  • Стратегическое управление в сфере обороны и безопасности
  • Методологические вопросы соотношения политики и военной стратегии
  • Государство, нация, этнос и национальная безопасность

  • Курс профессора А.А.Кокошина "Национальная безопасность России" (для магистрантов МГИМО МИД РФ)



  •