НОВОСТИ| О НАС |КОНТАКТЫ на главную написать письмо
 



В кратком варианте статья была опубликована 24 февраля 2001г. газетой «Известия». Данный расширенный вариант статьи появился на сайте «Известий» (www.izvestia.ru/index.html) в тот же день.

Нужны новые подходы для решения проблем стратегической стабильности
Андрей Кокошин*

Проблема нераспространения оружия массового поражения и ракетных средств его доставки, появления новых ракетно-ядерных держав становится одним из центральных вопросов национальной безопасности России и международной безопасности. Об этом свидетельствует в том числе рассмотрение этой проблемы на заседании Совета безопасности России под председательством В.В. Путина 22 февраля с.г.

Без ее адекватного решения уже через 5-7 лет, а может, и раньше, для России возникнет целый ряд дополнительных острых проблем нашей обороноспособности. Под вопросом окажется целый ряд важнейших компонентов стратегической стабильности на региональном и глобальном уровнях.

Эти вопросы необходимо рассматривать и решать в контексте принципиально новой ситуации в военно-политической сфере, все чаще именуемой специалистами как "второй ядерный век". Точкой отсчета для "второго ядерного века" служит весна 1998 г., когда Индия и Пакистан осуществили серию ядерных испытаний, а также успешные испытания средств его доставки большой дальности. С ними по времени почти совпали испытания баллистических ракет средней дальности в КНДР и Иране. Затем последовали убедительные демонстрации новых межконтинентальных ракет Китаем, который совсем недавно испытал баллистическую ракету большой дальности с разделяющимися головными частями, практически способную поражать объекты на всей территории США.

Масса ядерного оружия у США и России, а также Франции, Великобритании, Израиля (чьи арсеналы почти на два порядка уступают российскому и американскому арсеналам) остается намного больше, чем имеется у упомянутых стран в Азии. Однако зримая динамика развития ракетного и ядерного оружия азиатских стран в глазах многих выше, чем в Европе и США, что и рассматривается как характерная черта "второго ядерного века".

Так что формула для обеспечения стратегической стабильности сегодня должна быть иной, более сложной, чем на протяжении "первого ядерного века". Но это отнюдь не означает, что вся система советско-американских и российско-американских договоров по ограничению стратегических наступательных и оборонительных вооружений, по ракетам средней и меньшей дальности отжила свой век. Эту систему договоров необходимо сохранить, но дополнить новыми режимами и договорами, нельзя забывать и о динамично развивающейся биологической сфере.

Надо иметь в виду, что угроза появления ОМП со средствами доставки у новых государств представляет проблему прежде всего для Российской Федерации даже при наличии гипотетически самых позитивных отношений с этими странами. Их ракетно-ядерные средства могут прежде всего достигать территории России и целого ряда других наших соседей, друзей и союзников и при смене на недружественные режимы могут создать прямую военную угрозу для России. Применение ядерного оружия в вооруженных конфликтах между этими странами и их соседями привело бы к колоссальным негативным последствиям для России в экологической, биологической и медико-биологической сферах, потенциально к болезням и гибели сотен тысяч и даже миллионов людей - граждан России. (То же самое относится к Китаю применительно к проблеме оружия массового поражения в случае его появления у Северной Кореи.)

Появление ядерного оружия и баллистических ракет для его доставки у нескольких государств (прежде всего КНДР и Ирана) сегодня служит едва ли не главным обоснованием для создания национальной системы ПРО (НПРО) США. При этом практически любой предлагаемый вариант НПРО потребует пересмотра советско-американского Договора по ПРО 1972 г. и Протокола к нему 1974 г., являющегося одним из краеугольных камней всей системы стратегической стабильности, формировавшейся на протяжении более чем трех последних десятилетий.

В различных публикациях, на конференциях сейчас со стороны сторонников НПРО в США вбрасывается тезис о том, что в Договоре по ПРО должны быть сделаны такие поправки, чтобы они не позволяли создавать НПРО США, которая угрожала бы эффективности сил ядерного сдерживания не только России, но и КНР. Однако любые потенциальные изменения в Договоре по ПРО сегодня вызывают серьезнейшую озабоченность и в России, и в КНР, и в Индии, а также у многих других членов международного сообщества. Это нашло свое отражение, в частности, в голосовании на Генеральной Ассамблее ООН по проекту резолюции России, КНР и Беларуси о необходимости сохранения Договора по ПРО: в 2000 г. за эту резолюцию проголосовало на 20 государств больше, чем в 1999 г.

История учит, что обретение конкретным государством ядерного оружия и средств его доставки - это далеко не только вопрос его научно-технических возможностей, доступности для него тех или иных технологий. Это прежде всего вопрос его политики, интерпретации высших интересов безопасности различными группировками политической элиты, вопрос финансово-экономических ресурсов, которые в соответствии с политическими решениями готово выделить руководство страны на ракетно-ядерную мощь, отвлекая их от других сфер, в том числе и в оборонной сфере.

Поэтому центр тяжести усилий по обеспечению стратегической стабильности в новых условиях должен быть перенесен на комплексные, многомерные усилия с подключением экономических, технологических и оборонных рычагов. В этом контексте следует, как представляется, рассматривать и российскую инициативу относительно региональной Европейской ПРО, объявленную президентом России В.В. Путиным и министром обороны РФ И.Д. Сергеевым во время визита в Россию генерального секретаря НАТО лорда Робертсона 19-20 февраля с.г.

Ситуация сегодня такова, что она требует новых нестандартных и даже беспрецедентных подходов, решений высокого уровня, создания новых многосторонних механизмов.

Фокальными точками усилий здесь должны быть сами КНДР и Иран с их законными интересами безопасности, долгосрочными интересами социально-экономического и научно-технического развития, взаимовыгодного сотрудничества в рамках соответствующего региона и за его пределами. Начало такого рода взаимодействию уже положено - в частности, визитом президента России В.В. Путина в КНДР в прошлом году, в ходе которого прежде всего шла речь о прекращении деятельности КНДР.

Ряд аналогичных усилий был предпринят и администрацией Б. Клинтона, в том числе госсекретарем США М. Олбрайт, специальным представителем президента США У. Перри. Однако эти усилия были, как представляется, недостаточно скоординированы между США и Россией, и к ним в недостаточной мере был подключен такой важнейший партнер в этом деле, как КНР.

Сегодня надо создавать качественно новый механизм политического взаимодействия, причем весьма высокого уровня.

Применительно к северокорейской проблеме можно было бы создать трехсторонний механизм с участием России, США и КНР с возможным подключением к нему Японии и Республики Корея, кровно заинтересованных в укреплении стабильности и безопасности в этом регионе и, судя по всему, готовых внести в это дело весомый вклад, особенно в экономическом выражении.

Участниками этого механизма совместно должен быть предложен КНДР целый набор экономических и научно-технических стимулов и гарантий ее безопасности. Стоит при этом обратить внимание на сообщения о заинтересованности руководства КНДР в создании свободных экономических зон наподобие китайских, в развертывании на ее территории деятельности ряда крупнейших южнокорейских промышленных корпораций. На такого рода деятельность следовало бы сориентироваться и некоторым российским компаниям.

Применительно к Ирану следовало бы создать аналогичный трехсторонний механизм, но уже в составе Россия - США - Европейский союз (либо одна-две ведущие страны ЕС: Франция, Германия). Не следует исключать того, что и в этом случае захотел бы играть активную роль и Китай. Здесь ситуация значительно сложнее, чем в случае с КНДР, однако и ставки здесь намного выше.

Ситуация в этом регионе усложнена, в частности, тем, что собственное ядерное оружие со средствами доставки уже имеется у таких стран, как Пакистан и Израиль. Судя по многим признакам, в последнее время именно действия Пакистана являются главным фактором, стимулирующим создание системы ядерного сдерживания у Ирана.

И здесь Ирану может быть предложен целый комплекс мер, обеспечивающий его законные интересы безопасности в регионе, компенсирующие отсутствие у него ракетно-ядерного оружия. Участники этого механизма могли бы предложить Ирану и более масштабную программу содействия его интеграции в современную мировую экономику - программу, достойную этой страны и цивилизации с богатейшей историей, культурой, важной ролью в мировой энергетике. Для России налаживание такого многостороннего сотрудничества означало бы и дополнительные возможности по обеспечению баланса интересов в Центральной Азии и Каспийском бассейне.

В Иране взаимодействуют самые различные консервативные и реформистские силы. В этой стране далеко не все с оптимизмом смотрят на необходимость колоссальных затрат в сложной для экономики Ирана ситуации на создание собственного потенциала ядерного сдерживания. Многое свидетельствует о том, что у Ирана есть другие оборонные приоритеты, в том числе в отношении сил общего назначения. Появление ядерного оружия у Ирана может вызвать соответствующую военно-политическую реакцию не только у Израиля и Ирака, но и у целого ряда других стран Персидского залива.

В то же время очень сомнительно, чтобы появление НПРО США остановило бы Иран от развития их ракетно-ядерного потенциала. Даже у этой страны, не говоря уже о Китае или об Индии, с высокой степенью вероятности найдется технический потенциал для создания средств прорыва любой системы ПРО.

* * *


Упомянутые многосторонние механизмы сотрудничества по КНДР и Ирану не должны, разумеется, означать, что снижался бы уровень взаимодействия заинтересованных государств, прежде всего США и России, собственно по нераспространению технологий ОМП и средств его доставки. Наоборот, такое сотрудничество в новом контексте должно быть усилено и углублено как на уровне правоохранительных органов, так и на высоком политическом уровне. Заинтересованность в таком деловом сотрудничестве демонстрируют уже упомянутые решения Совета безопасности России от 22 февраля с.г.

* * *


* А.А. Кокошин - бывший секретарь Совета безопасности, депутат Государственной думы Федерального собрания РФ, директор Института проблем международной безопасности РАН.










 
  • Официальные документы по вопросам национальной безопасности России
  • Международные договоры и соглашения
  • Глобализация в мировой экономике и политике
  • Место России в современном мире. Проблема самоидентификации России
  • Внешняя политика России

  •  
    Проблемные зоны планеты
    В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Андрей Кокошин - член-корреспондент РАН, председатель комитета по делам СНГ Госдумы 3-го созыва.
    Эфир ведет Марина Королева.
    Президентское послание Федеральному Собранию РФ 16 мая 2003 г. и внешнеполитическая стратегия России (краткое изложение с комментариями и примечаниями)
    О явлениях и тенденциях, изменяющих характер международных отношений в первом десятилетии XXI века.
    Оценки, размышления, рекомендации.
    Нужны новые подходы для решения проблем стратегической стабильности (Андрей Кокошин)
    ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ АКТЫ В США 11 СЕНТЯБРЯ 2001 ГОДА И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ (подборка интервью Андрея Кокошина российским средствам массовой информации)
    11 ОКТЯБРЯ 2001, "РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА"
    БИТВА БЕЗ БЛИСТАТЕЛЬНЫХ ПОБЕД
    Так характеризует начавшуюся борьбу с международным терроризмом находящийся в США депутат Госдумы РФ, бывший секретарь Совета безопасности России Андрей Кокошин
    12 ОКТЯБРЯ 2001, "ИЗВЕСТИЯ"
    ON-LINE КОНФЕРЕНЦИЯ ДЕПУТАТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ЧЛЕН-КОРРЕСПОНДЕНТА РАН КОКОШИНА АНДРЕЯ АФАНАСЬЕВИЧА: "США И РОССИЯ:ВЫГОДЫ И ПРОБЛЕМЫ"
    22 ноября 2001г.
    НАСКОЛЬКО РОССИЯ МОГЛА БЫ СБЛИЗИТЬСЯ С НАТО?
    Интервью председателя комитета ГД РФ по международным делам Дмитрия Рогозина и депутата ГД РФ Андрея Кокошина ведущему программы "Сегодня" Александру Хабарову (НТВ)
    5 декабря 2001г. Радиостанция "Маяк"
    РОССИЯ ДОГОВОР СНВ-1 ИСПОЛНИЛА. И НАДЕЕТСЯ НА ВЗАИМНОСТЬ…(Интервью А.А.Кокошина)
    5 декабря 2001г. Радиостанция "Маяк"
    ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА
    22 февраля 2002г. "Время МН" №33
    ИТОГИ ПОДВОДИТЬ ЕЩЕ РАНО
    Своими оценками хода афганской кампании и военных программ США делится в интервью "Времени МН" экс-секретарь Совета безопасности РФ депутат Госдумы (от фракции ОВР) Андрей Кокошин.
    17 мая 2002г. РТР-Вести
    РАЗБОР ПОЛЕТОВ В БЕЛОМ ДОМЕ
    Андрей Кокошин: нельзя исключать того, что всплывут ещё более неприятные моменты.
    "Потенциал России востребован в мире" (интервью Министра иностранных дел РФ И.С. Иванова газете "Коммерсантъ" №85 22 мая 2002г.)
    "России нужна свобода рук" (интервью А.А.Кокошина газете "Трибуна" №85 22 мая 2002г.)
    В КРЕМЛЕ "СВЕРИЛИ ЧАСЫ". Андрей Кокошин: Россия должна добиться более высокого места под солнцем (интервью РТР-Вести 23 мая 2002г.)
    "Договор мог быть лучше, но это лучше, чем ничего"
    Мнение бывшего секретаря Совета безопасности РФ (интервью А.А. Кокошина газете КоммерсантЪ-Daily №087 от 24 мая 2002)
    "Как влияет международное положение на политику России?" (интервью А.А. Кокошина "Радио Маяк" 25 мая 2002г.)

     Андрей Кокошин: "Ближайшее будущее покажет прочность партнерства России и США..." (Интервью Интернет-изданию СМИ.ru)

     16 сентября 2002г. Ю.Н. Балуевский ПОТЕНЦИАЛ ДОВЕРИЯ - Договор о СНП стал новой реальностью (Статья на сайте <Известия.Ру>)

     А.А. Кокошин Нам нужны неформальные союзники (Интервью журналу <Политбюро> (Ю.Голотюку) от 2.12.02, с.10-11)
    Россия и постсоветское пространство :
    Россия в поисках своего места в современной цивилизации (Кокошин А.А. Быть России великой державой в ХХI веке. М., ИПИ, 1996)

    Совместное заявление президентов Республики Казахстан, Российской Федерации, Туркменистана и Республики Узбекистан (принято 1 марта 2002 года)

    Из выступления Президента Российской Федерации В.В.Путина на совместной пресс-конференции глав государств-участников СНГ (1 марта 2002 года, Алма-Ата)

    Из выступления Президента Российской Федерации В.В.Путина перед журналистами по окончании встречи с Президентом Республики Казахстан Н.А.Назарбаевым (2 марта 2002 г., Алма-Ата)

  • Военная реформа и военная политика России
  • Стратегическое управление в сфере обороны и безопасности
  • Методологические вопросы соотношения политики и военной стратегии
  • Государство, нация, этнос и национальная безопасность

  • Курс профессора А.А.Кокошина "Национальная безопасность России" (для магистрантов МГИМО МИД РФ)



  •  
     
    Реконструкция оштукатуренных фасадов