НОВОСТИ| О НАС |КОНТАКТЫ на главную написать письмо
 



08 Января 2004 [15:08-15:55],
В гостях: Андрей Кокошин
Ведущие: Марина Королева

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Андрей Кокошин - член-корреспондент РАН, председатель комитета по делам СНГ Госдумы 3-го созыва.
Эфир ведет Марина Королева.

М. КОРОЛЕВА - 15:10 в Москве, всем добрый день, продолжается дневной эфир на радио "Эхо Москвы. В студии Марина Королева. И наш сегодняшний гость Андрей Кокошин - член-корреспондент РАН, председатель комитета по делам СНГ Госдумы 3-го созыва и - еще раз подчеркну - депутат Госдумы 4-го созыва. Я все правильно говорю, Андрей Афанасьевич? Здравствуйте.

А. КОКОШИН - Здравствуйте.

М. КОРОЛЕВА - Потому что здесь приходят вопросы на пейджер, с каких пор Кокошин стал депутатом 4-й Госдумы. Вот ровно с декабря, с тех пор, как был избран в Госдуму.

А. КОКОШИН - У нас уже состоялось первое заседание перед праздниками.

М. КОРОЛЕВА - Я еще раз напомню номер нашего пейджера, 961-22-22, для абонента "Эхо Москвы". Пожалуйста, ваши вопросы Андрею Кокошину. Я надеюсь, что до 15:45 мы проведем это время в эфире, потом вместе с вами в программе "Рикошет" тоже поговорим о судьбе российских военных баз за рубежом, прежде всего в Грузии, конечно, но и вообще о российских базах за рубежом. Но это будет уже после 15:45. А пока ваши вопросы Андрею Кокошину. Я хотела бы начать с первого вопроса нашего слушателя, но из Интернета, от Максима Курганова из Москвы. Дело в том, что мы сегодня встретились накануне переговоров в Казахстане российского президента и президента Казахстана Назарбаева, Владимир Путин завтра отправляется в Казахстан. Появились первые сообщения о том, о чем там, собственно, пойдет речь, в частности о том, что они собираются подписать новое соглашение по космодрому "Байконур", по его эффективному использованию. Так вот что спрашивает Максим Курганов: "Уважаемый Андрей Кокошин, анализируя по роду своей работы экономические показатели Казахстана, невольно приходишь к мысли, что на юге России сформировалось и продолжает расти незаметно для нас, русских, мощное мусульманское тюркоязычное государство со своими интересами, совсем не сходными с интересами России. Как вы видите долгосрочную политическую стратегию отношений между Казахстаном и РФ? Не видите ли вы возможных осложнений вследствие политического и экономического влияния Казахстана и тюркского фактора на Поволжье, Татарию и Башкирию?" Вот такой довольно интересный, философский вопрос, если хотите.

А. КОКОШИН - Да, почти философский. Во-первых, я бы сразу хотел отметить, что Казахстан - это светское государство, а не какая-то исламская республика, скажем, как в Иране или как в некоторых других государствах, и государство со всеми современными атрибутами страны, которая принадлежит, скажем, к странам ОБСЕ, к Европе. Хотя есть вопросы, которые поднимают многие европейские страны по ситуации, по выполнению этих норм. Но я считаю, что Казахстан - это одно из наиболее дружественных государств по отношению к России, оно тюркоязычное, но там по сравнению со многими другими государствами гораздо лучше положение и наших соотечественников, русскоязычного населения. В этом я мог убедиться воочию. Вот год Казахстана в России показал, какие тесные у нас связи в культурной сфере, в сфере образования, например. Именно по инициативе президента Казахстана Назарбаева во многом и создается единое экономическое пространство Россия - Казахстан - Украина и Беларусь. Так что, я думаю, что Казахстан, действительно, страна с огромной территорией со сравнительно небольшим населением, с богатыми природными ресурсами, со сравнительно высокими темпами роста, страна, где прошли болезненные экономические реформы, раньше, чем у нас, кстати говоря, которые, может быть, некоторые еще предстоит нам и пройти. И страна, которая, в общем, действительно, является одной из наиболее дружественных среди стран СНГ. Это наш по-настоящему стратегический партнер. Конечно, могут быть всякие повороты в жизни, и никто не застрахован на 100% от того, что что-то может измениться в той или иной стране. Но в том-то и состоит искусство политики, дипломатии, чтобы этого не произошло. И визит нашего президента, Владимира Путина, в Казахстан - это очень важная веха на пути развития российско-казахстанских отношений, это шаг в сторону их укрепления, углубления, и это, действительно, демонстрация, в то же время один из конкретных шагов демонстрации того, что, в принципе, российско-казахстанские отношения находятся на весьма высоком положительном уровне.

М. КОРОЛЕВА - Андрей Афанасьевич, это слова, прежде всего, политика, я бы даже сказала дипломата. Такая получается у нас радужная картина отношений с Казахстаном. Но вы назвали в основном гуманитарные области. А что касается, скажем, военных, пограничных областей, я имею в виду ситуацию с границей. Вот здесь пришел вопрос от Виктора из Москвы: "Уважаемый г-н Кокошин, граница России с Казахстаном, как таковая, практически полностью отсутствует, а наркотрафик в Россию растет с каждым месяцем". Как вы оцениваете этот фактор?

А. КОКОШИН - Этот фактор, действительно, очень серьезный. Если даже бы мы очень хотели, то полностью перекрыть границу с Казахстаном, так, как мы перекрывали в свое время, как перекрывал Советский Союз все свои границы, мы бы оказались не в состоянии по экономическим причинам. Кроме того, есть другие способы борьбы с наркотрафиком. И один из основных способов - это более тесное сотрудничество стран, которые являются жертвами вот этого наркотрафика. И среди этих жертв находится и Казахстан. И мы с Казахстаном довольно тесно сотрудничаем в рамках Организации Договора о коллективной безопасности. Кстати, вот я… вы сказали, что мы имеем тесные отношения в культурной сфере, в сфере образования, в Астане, например, существует филиал Московского Государственного университета. И я как один из деканов МГУ могу сказать, что он действует очень успешно. В то же время у нас с Казахстаном развивается сотрудничество и в области обеспечения госбезопасности, и в области обеспечения обороноспособности страны. Здесь инициатором выступают обе стороны очень часто. Поэтому, в принципе, с наркотрафиком, как показывает мировой опыт, в одиночку ни одна страна справиться не может. Здесь нужны совместные усилия и Казахстана, и Узбекистана, и Киргизии, и, естественно, Таджикистана, потому что основной поток идет все-таки из Афганистана, из северных районов. А просто взять и перекрыть границу с Казахстаном, я уже сказал, что на это нам не хватит просто ресурсов, это колоссальные деньги, и ухудшить отношения фактически с Казахстаном, по живому резать отношения между многими селами, семьями, в общем-то, это не самый эффективный путь, способ борьбы с наркотиками. Самый эффективный способ - это тот путь, на который встали страны - члены Организации Договора о коллективной безопасности. Это сотрудничество всех правоохранительных органов этих стран, очень тесное сотрудничество друг с другом. США, например, развивают сотрудничество очень активное с латиноамериканскими странами, для того чтобы остановить поток наркотиков, который идет с юга в США, на ранних подступах к своим рубежам. То же самое придется делать и нам. Но борьба эта страшно тяжелая и, в общем, она пока многими странами ведется без каких-то значительных результатов.

М. КОРОЛЕВА - И все-таки, Андрей Афанасьевич, я хотела бы уточнить. Кроме тех областей, которые вы уже назвали, какой нам, собственно, интерес в Казахстане? Ну вот идет речь о том, что будет подписано новое соглашение по Байконуру. Потому что до сих пор оно было подписано на 20-летнюю аренду. Теперь вроде речь идет о том, чтобы подписать соглашение об аренде Байконура на 50 лет. Кроме этого, что еще?

А. КОКОШИН - О Байконуре вы правильно упомянули. Это, действительно, очень важный для нас космодром, с точки зрения географии и энергетики, соответственно, который затрачивается для вывода полезных грузов на те или иные орбиты. Он выгоднее, чем любой космодром на территории РФ, поскольку расположен ближе к экватору. Конечно, вот это соглашение, оно будет играть очень большую роль для развития нашей космонавтики, для ее конкурентоспособности, грубо говоря. Для конкурентоспособности, прежде всего, в выводе коммерческих грузов на те или иные орбиты. А мы, в общем-то, завоевали в последние годы достаточно большой кусок мирового рынка.

М. КОРОЛЕВА - А нам, действительно, так выгоден этот договор аренды? Вот мы будем подписывать договор на 50-летнюю аренду. Не проще ли нам было, может быть, построить новый космодром на эти деньги?

А. КОКОШИН - Во-первых, у нас нет такой территории, как Байконур. Мы потеряли Центральную Азию, это уже не часть нашего государства, это независимые суверенные страны. У нас нет такой территории, как есть, например, у французов - Куру, которая с точки зрения энергетики более выгодна, чем Байконур. А потом в любом случае, даже если бы у нас были такие территории, то построить космодром - это затраты многих и многих миллиардов долларов. Даже здесь дело не только в деньгах, а в наличии квалифицированных специалистов. Фактически в процессе перехода с одной инфраструктуры на другую, с одного космодрома на другой можно вообще очень многое потерять - потерять заказчиков очень выгодных, которые не будут ждать, пока ты перейдешь с одного космодрома на другой. Так что этот космодром, конечно, для нас очень важен. Но у нас помимо - вы правильно поставили вопрос - сотрудничества в этих областях, во-первых, есть очень большой объем приграничного сотрудничества. В принципе, между Казахстаном и приграничными областями, регионами РФ идет очень интенсивное сотрудничество в самых различных областях, начиная с экономики, это раз… Мы тесно сотрудничаем с Казахстаном в области нефти и газа, и для это играет очень большую роль, потому что Казахстан, действительно, стал одним из очень важных производителей и нефти, и природного газа. И это страна, которая может оказывать влияние на мировую цену на нефть и газ. И взаимодействие с ней по этому вопросу имеет прямое отношение фактически к жизни каждого россиянина, поскольку мы очень зависим от цены на эти виды продуктов, от этого зависит наш бюджет, соответственно, наши и социальные расходы, расходы на оборону, на образование и все прочее. Поэтому дружеские отношения с Казахстаном - это очень важный элемент нашей совместной политики или, по крайней мере, скоординированной политики на мировом рынке энергоносителей. И в этом отношении мы сделали очень важный шаг. И было в свое время… вот Дума ратифицировала соглашение о разделе Каспия, и был найден оптимальный вариант для России и Казахстана, потом это все прошло Думу, и сейчас это подписано уже президентом, это стало законом. Так что здесь тоже, в общем, я считаю сфера нашего сотрудничества такая, которая играет для нас большую роль и где оно развивается, в принципе, весьма позитивно. У нас, конечно, есть спорные вопросы с Казахстаном…

М. КОРОЛЕВА - Вот, кстати, да, здесь территориальные вопросы упоминаются. Нет ли среди спорных вопросов, как вы их назвали, и вопроса территории? Потому что наши слушатели, например, несколько раз здесь упомянули… сейчас вопрос я найду. "Как случилось и кто в ответе за то, что Казахстану, то бишь Назарбаеву, отошло 9 областей исконно русских земель Северного Казахстана - две Франции?" Вот один из вопросов.

А. КОКОШИН - Этот вопрос надо отнести к тем, кто делал административное деление Советского Союза, и к тем, кто писал, соответственно, Конституцию в свое время Советского Союза, по которой каждое государство, входившее в Союз, имело право на самоопределение, вплоть до выхода из Союза. Вот вам, так сказать, истоки этого решения.

М. КОРОЛЕВА - Т.е. Россия не будет поднимать территориальный вопрос?

А. КОКОШИН - Знаете, если мы будем поднимать территориальные вопросы такие, то и к нам масса государств может предъявить такие территориальные требования. В общем, сейчас, я считаю, что куда важнее нам, действительно, иметь глубокие экономические, культурные связи, военное сотрудничество с Казахстаном, чем поднимать вопрос о территориях, где преимущественно проживает русскоязычное население.

М. КОРОЛЕВА - Андрей Афанасьевич, для обычных людей, особенно живущих или живших в Казахстане, точно так же очень важно их собственное положение. Вот здесь Владимир, переселенец из Казахстана, задает такой вопрос: "Почему в Казахстане завуалирован национальный вопрос? Идет медленное вытеснение русскоязычного населения из Казахстана. При этом все СМИ расхваливают президента Назарбаева".

А. КОКОШИН - Вы знаете, я довольно много имею дела с конкретными случаями и притеснения тех или иных представителей русскоязычного населения, так скажем, граждане они или не граждане России, не важно. Мы занимаемся и странами СНГ, и соотечественниками. Поэтому если есть конкретный вопрос притеснения того или иного гражданина, лишения права на работу, на жилье или еще на что-то, я предлагаю обратиться, и мы будем это решать с казахстанскими властями.

М. КОРОЛЕВА - Вы, кстати, и дальше будете работать в комитете по делам СНГ, в новой Думе?

А. КОКОШИН - Я собираюсь, во всяком случае, эту тему не бросать.

М. КОРОЛЕВА - Вот опять-таки здесь вопрос от Михаила: "Будет ли Россия и дальше закрывать глаза на то, что власти Средней Азии делают с лидерами оппозиции?" Здесь речь идет, видимо, может быть, и не только и не столько о Казахстане. Например, о Туркмении и так далее.

А. КОКОШИН - В отношении Туркмении я могу сказать, что ГД как раз здесь заняла очень активную и даже жесткую позицию, был принят целый ряд заявлений, именно под воздействием ГД начались те переговоры, на которые сначала туркменские власти не очень-то хотели идти. И мы сейчас в ГД имеем дело с конкретными случаями, и каждый конкретный случай разбираем и с соответствующими нашими ведомствами стараемся решить. Действительно, есть проблемы с оппозицией очень серьезные в Туркмении, в некоторых других среднеазиатских странах, но что касается Казахстана, то там ситуация в этом отношении значительно лучше.

М. КОРОЛЕВА - Вот Виктор из Москвы еще задает вопрос: "Уважаемый г-н Кокошин, - здесь Виктор медленно переводит нас к теме Грузии, - что будет делать Россия, если к власти в Казахстане придет, - я цитирую, - казахский Саакашвили? Ибо между режимом Назарбаева и Шеварднадзе есть некое сходство", - считает Виктор.

А. КОКОШИН - Сходство, я думаю, здесь есть чисто внешнее. Вообще и структура власти, и обстановка в Казахстане с Грузией не совместима, не сравнима. Вы знаете, в Грузии была исключительно тяжелая экономическая ситуация, в Грузии имеются два региона, которые не признают власть центрального правительства и считают себя уже вышедшими из состава Грузии, а третий регион в таком как бы состоянии промежуточном в этом отношении находится, Аджария. Так что такой ситуации в Казахстане нет, она совершенно иная. Казахстан демонстрирует довольно высокие темпы экономического роста. И самое главное то, что совершенно иной характер носит сотрудничество между Казахстаном и Россией. Я думаю, что один из уроков событий в Грузии состоит как раз в том, что предыдущее руководство недооценивало значение роли России в решении всех проблем Грузии и вообще влияние России, и поэтому старалось как-то маневрировать между Востоком и Западом, в результате чего и произошел этот кризис и потеря власти для президента. Если мы говорим о Казахстане, там ситуация иная. При развитых отношениях с целым рядом западных стран, с Китаем, кстати, и Китай, вообще Центральная Азия - это все более важный фактор, об этом тоже не стоит забывать, к тому же он фактор и экономический, и политический… Вы знаете, что мы все - Китай, целый ряд стран центроазиатских и Россия - являемся членами Шанхайской организации сотрудничества. Эти факторы существенно отличают ситуацию, конечно, в Казахстане от ситуации в Грузии.

М. КОРОЛЕВА - Я напоминаю, что в прямом эфире Андрей Кокошин - член-корреспондент РАН, депутат Госдумы 4-го созыва. Мы поговорим о ситуации в Грузии, о ситуации с введением чрезвычайного положения в Аджарии и о проблеме российских баз на территории Грузии - обо всем этом - через 5 минут, после новостей и рекламы.

М. КОРОЛЕВА - 15:35 в Москве. Марина Королева в студии. Наш сегодняшний гость Андрей Кокошин - член-корреспондент РАН, депутат Госдумы 4-го созыва, в 3-й ГД был председателем комитета по делам СНГ, и, как сказал уже у нас в эфире, тему СНГ оставлять не собирается и в будущем. А у нас сейчас программа "Рикошет". Это для наших слушателей вопрос. Вы можете ответить на него буквально в ближайшие 5 минут. Вопрос очень простой. Нужны ли, по-вашему, России военные базы за рубежом? Если да, звоните нам по телефону 995-81-21. Если нет, не нужны такие базы, звоните по другому телефону, 995-81-22. Я уточню, что мы говорим сейчас, может быть, не только о Грузии, а вообще принципиально о самом этом положении с военными базами. Нужны ли современной России военные базы за рубежом? Пошло наше голосование. Для москвичей звонок бесплатный, для тех, кто звонит из другого города, вы платите за несколько секунд междугородного соединения. Андрей Афанасьевич, скажите, а вы бы как ответили на этот вопрос?

А. КОКОШИН - Я считаю, что все зависит от того или иного региона. И военные базы - это один из инструментов военной политики, которая в свою очередь есть инструмент внешней политики. Так что если мы считаем, что в каком-то регионе нам нужно поддерживать определенный баланс сил и обеспечивать наши интересы и военной безопасности, и экономической безопасности и иметь военные базы, то их там желательно иметь. Наше возвращение, например, в Киргизию недавнее - это, я считаю, важный пример того, что Россия, уйдя практически, за исключением Таджикистана и Средней Азии, сейчас принимает решение, исход из стратегических своих интересов, Путин четко обозначил, что страны СНГ - это зона наших стратегических интересов, Россия возвращается и возвращаемся таким весьма, я бы сказал, весомым образом, создавая там авиационную базу с довольно значительными боевыми возможностями по местным критериям.

А. КОКОШИН - Так, как в состоянии сейчас делать американцы, сейчас никто не может содержать военные базы в таком количестве и, может быть, с таким обилием всяких удобств, комфорта и так далее. Это не могут делать ни французы, ни англичане, ни, скажем, китайцы. Но в то же время и французы, и англичане поддерживают определенное свое зарубежное военное присутствие, причем в очень отдаленных часто районах мира. А когда нужно, посылают туда свои контингенты, например в Северную Африку, и очень жестко и решительно решают задачи обеспечения своих собственных интересов. Поэтому в современно мире, для того чтобы нам завоевать место под солнцем, о чем говорил президент Путин, нам нужно не просто очень быстро поворачиваться в сфере экономики, но очень многие вопросы экономики решаются под прикрытием военной силы. И нужно демонстрировать свои собственные военные мускулы, нужно уметь это вовремя демонстрировать. Для этого, я считаю, в целом ряде районов постсоветского пространства мы должны, действительно, иметь либо военные базы, либо такие договоренности, которые бы нам позволяли там быстро развернуть свои воинские контингенты и принять необходимые меры самым жестким военным образом.

М. КОРОЛЕВА - Вот уже ясно, что из Грузии нам придется наши военные базы выводить. Правда, вот сегодня появилось сообщение о том, что Москву категорически не устраивает трехлетний срок вывода баз из Грузии, мы хотели бы 10, мы, т.е. Москва, Россия хотела бы 10 лет. Вот сегодня это предмет переговоров в Москве между грузинской и российской стороной. Почему мы не справляемся в 3-летний срок? В чем проблема?

А. КОКОШИН - Вы знаете, любое перемещение людей, имущества и вооружения, военной техники - это довольно большие затраты. Вы правильно говорили о том, что у нас сейчас еще масса собственных проблем по тому, что превратить собственные вооруженные силы на территории РФ в достаточно боеспособную и грозную силу. Я, кстати, должен отметить, что мало кто обратил внимание, но за последние 2-3 года наши вооруженные силы очень сильно прибавили в боевой подготовке, они стали заниматься своим непосредственным делом. У нас появились соединения и части постоянной боевой готовности, причем в количестве весьма впечатляющем, по всем нормам. Мы, конечно, может быть, уступаем американцам, но существенно превосходим в этом отношении Западную Европу. Вот вся Западная Европа может где-то выставить 30-40 тысяч бойцов, такова структура ее вооруженных сил, в какой-то кризисной ситуации. Мы сейчас уже можем сделать это в гораздо большей степени. Я считаю, что это большая заслуга и президента, верховного главнокомандующего, и министра обороны Сергея Иванова, и начальника Генерального штаба Анатолия Квашнина. Поэтому у нас есть собственные проблемы, проблемы - то, что назвал президент - модернизации нашей военной организации государства, это несколько иной термин, нежели реформа. Многое уже сделано, но создать, конечно, современную армию еще предстоит. Конечно, здесь это потребует очень больших затрат. Поэтому нам, конечно, выгоднее было бы, не торопясь, реализовать программу вывода с грузинской территории. Это не вопрос какой-то такой, что мы там хотим подольше зацепиться за грузинскую территорию…

М. КОРОЛЕВА - Вот об этом я все-таки хотела чуть подробнее. Дело в том, что 3 года - это, положим, срок вывода. Действительно, это какой-то обозримый срок. 10 лет… создается такое впечатление, что просто Москва не хочет оттуда уходить, поэтому, собственно, под любым предлогом пытается остаться и, как вы сказали, зацепиться.

А. КОКОШИН - Впечатление может создаваться разное. Я, кстати, должен отметить, что очень не хочет местное население, чтобы оттуда уходили наши войска. Для них это важный источник дохода. И более того, например, есть район, где находится наша военная база, где проживает в основном не грузинское население. Я думаю, что вывод оттуда российских войск, из этого района, может даже повредить - и быстрый вывод, во всяком случае, не продуманный во всех отношениях - и стабильности в этом регионе. А в Грузии и так хватает нестабильности. Причем хватает нестабильности не только применительно к Южной Осетии, Абхазии и Аджарии. Есть еще целый ряд нестабильных регионов.

М. КОРОЛЕВА - Я надеюсь, что мы сейчас об этом поговорим чуть более подробно, примерно через минутку, потому что наша программа "Рикошет" завершена. Я сейчас хочу объявить тем, кто слушает нас в других городах итоги этого "Рикошета". Итак, мы спрашивали вас, нужны ли России военные базы за рубежом. Да сказали нам 54%, нет - 46%. За 5 минут мы получили на "Эхе" полторы тысячи звонков. Если быть точной, 1502 звонка. Спасибо всем, кто позвонил в "Рикошет". Мы продолжаем разговор с Андреем Кокошиным. Итак, Андрей Афанасьевич, видите, как у нас разделились голоса. Примерно поровну, в общем, 54% опрошенных считают, что…

А. КОКОШИН - Я бы не сказал, что примерно поровну.

М. КОРОЛЕВА - С небольшим перевесом, да, совершенно верно, 54% за существование военных баз за рубежом, 46% против. Вы ожидали примерно такого результата?

А. КОКОШИН - Да, я ожидал. Дело в том, что, я думаю, что у многих наших людей, особенно у тех, кто постарше, еще живы в памяти те годы, когда Советский Союз создавал… официально это базами не называлось, как у американцев, но создавал свое военное присутствие где только можно - и в Африке, и на Ближнем Востоке, на Дальнем Востоке, мы пытались зацепиться в Латинской Америке. Были истрачены гигантские ресурсы на проведение такой политики. Мы поддерживали многие страны, режимы, которые объявили себя сторонниками социалистического пути развития. Это, в общем, в значительной степени и подорвало нашу страну, излишнее наше военное присутствие за границей. Я думаю, это отражение вот этого вот синдрома, который возник после распада Советского Союза, после перенапряжения соответствующих ресурсов. А вот осознание того, что селективно, совершенно в других масштабах, на пространстве, которое, действительно, является зоной наших кровных стратегических интересов, вот это осознание, я думаю, приходит. И то, что 54% высказались за, это, я считаю, хороший очень результат, это показатель, в общем, поддержки той политики, которую проводит наш президент, поддерживает моя партия, "Единая Россия". Мы считаем, что, действительно, в целом ряде регионов, непосредственно прилегающих к территории России и имеющих очень большое значение для обеспечения безопасности России, должны быть пусть небольшие, компактные, но наши военные базы.

М. КОРОЛЕВА - А в дальнем зарубежье?

А. КОКОШИН - Что касается дальнего зарубежья, то, я думаю, сейчас у нас потребности на обозримую перспективу нет. Я бы, например, эту задачу вообще решал немножко по-другому. Мы должны иметь возможность как бы иногда… как Петр говорил, будем отсель грозить мы грозному соседу. Есть другие способы это демонстрировать. У нас есть прекрасные средства авиационные, морские, которые могут на большом расстоянии, без применения ядерного оружия, осуществлять функцию сдерживания и силового воздействия в тех или иных кризисных ситуациях, тогда, когда это нам выгодно, за пределами того евразийского пространства, где нам нужно иметь военные базы.

М. КОРОЛЕВА - Давайте все-таки вернемся, действительно, в ближнее зарубежье, в Грузию в частности. В Аджарии вновь введено чрезвычайное положение, хотя вот еще несколько дней тому назад, разговаривая с Нино Бурджанадзе по телефону, мы как раз говорили о том, что, скорее всего, на ее взгляд, по крайней мере, этого не должно было произойти. Тем не менее оно введено, Конституционный суд Грузии пока с этим не разбирался, потому что не получил официального документа, подтверждающего введение чрезвычайного положения, но тем не менее, по сообщению всех информационных агентств, это случилось. Как вы думаете, чем это чревато? И почему, собственно говоря, так произошло?

А. КОКОШИН - Я думаю, что Аджария - это, действительно, один из трех регионов Грузии, в котором ситуация очень и очень сложная. Тбилиси не может иметь дело с Аджарией так, как может иметь дело, например, с Картли или Мингрелией. Мы надеемся, что, в общем, здесь будет, конечно, очень серьезный и глубокий диалог, что будут выработаны определенные правила и нормы поведения, которые учтут и то, что де-факто сложилось в этом регионе, в Аджарии.

М. КОРОЛЕВА - А Абхазия?

А. КОКОШИН - Абхазия, наверное, еще более сложная проблема. Уровень, конечно, конфликтности между Тбилиси и Сухуми, оно выше, чем между Тбилиси и Батуми. Я думаю, что это такая больная проблема на долгие годы вперед для Грузии. Без участия России эта проблема никогда не может быть решена.

М. КОРОЛЕВА - А как, собственно, здесь Россия должна себя вести, так, чтобы попытаться эту ситуацию конфликтную как-то попытаться разрешить? Потому что, как вы правильно сказали, без России это вряд ли уже возможно.

А. КОКОШИН - Россия должна себя вести предельно аккуратно, в зависимости, конечно, во многом оттого, как себя будет вести и официальный Тбилиси. Я думаю, что в значительной степени ошибкой предыдущего руководства Грузии было то, что оно слишком полагалось на западные страны в решении этих вопросов. Без России… Россия - это, действительно, все-таки, при всех наших проблемах, болячках и даже язвах, я бы сказал, это великая держава, со своими интересами на Южном Кавказе, и мы никогда от этих интересов не откажемся. И все, кто занимаются проблемами стабилизации в Грузии, должны это прекрасно понимать. И сами, и те, кто живет в Тбилиси, и те, кто находится далеко за пределами Грузии. Поэтому абхазская проблема очень сложная, очень острая, у нас еще есть на Кавказе проблема Карабаха, они примерно равной сложности, они требуют предельной деликатности, предельной аккуратности, очень высокого профессионализма и дипломатического опыта и, конечно, понимания той роли, которую исторически играет Россия на этом пространстве.

М. КОРОЛЕВА - Вот вас Виктор спрашивает, это вопрос на пейджер. Виктор убежден, что действиями Абашидзе, руководителя Аджарии, руководят дирижеры из Москвы, с тем, чтобы иметь рычаг влияния на новое грузинское руководство. А как вы думаете?

А. КОКОШИН - Я с этим не согласен. Абашидзе - это серьезный, очень самостоятельный руководитель, один из таких деятелей, который продемонстрировал способность, действительно, при общем не очень благоприятном, так скажем, экономическом климате в Грузии поддерживать сравнительно более благоприятную экономическую конъюнктуру в Аджарии. Это район Грузии, который, действительно, всегда находился в сложных взаимоотношениях с Тбилиси. Не надо этого недоучитывать, это исторически так сложилось. И вообще надо помнить, как формировалась Грузия, чем она была, например, до того, как стала частью Российской империи. Поэтому искать здесь руку Москвы было бы совершенно неверно.

М. КОРОЛЕВА - Вот вы назвали Абхазию, Аджарию, сказали о Южной Осетии и упомянули, что есть регионы не менее сложные в Грузии. Какие?

А. КОКОШИН - Я считаю, что… не знаю, как складывается ситуация в последние дни, после выборов нового президента, но когда я общался с моими грузинскими коллегами, парламентариями например, и со специалистами, с учеными, то немало слышал оценок от них относительно того, что и классические грузинские области далеко не находились в отношениях нормальных с Тбилиси. И там были проблемы. Уже многие местные региональные руководители себя чувствовали достаточно свободными, автономными и решали свои проблемы сами, либо договариваясь друг с другом, либо выходя во внешний мир. Поэтому в Грузии в этом отношении ситуация очень тяжелая, и новому руководству не позавидуешь.

М. КОРОЛЕВА - Вот, кстати, о новом руководстве. Как вам кажется, отношения нового руководства с руководством России в каком направлении будут развиваться? Пока они такие достаточно, что ли, осторожно доброжелательные, но не более. Понятно, что руководители присматриваются друг к другу. Вот Нино Бурджанадзе была здесь незадолго до выборов, встречалась с Владимиром Путиным. Как вам кажется, что будет дальше?

А. КОКОШИН - Вы знаете, предсказать, что будет дальше, довольно сложно. Я только очень надеюсь, что, как говорил известный классик, тоже который происходил из этой солнечной страны, не должно быть головокружения от успехов. И те результаты выборов, которые мы наблюдали, они должны грузинскому руководству давать основания подумать, что они держат уже бога за бороду. Ситуация там очень тяжелая, я бы даже сказал архитяжелая. Но Россия не заинтересована в том, чтобы это было очагом нестабильности, чтобы в Грузии происходил дальнейший как бы распад и в государственной ткани, в ткани государственного управления, и социальной ткани, а это, к сожалению, происходит. Но Россия заинтересована в том, чтобы Грузия учитывала полностью наши стратегические интересы в регионе и была, действительно, нашим настоящим партнером стратегическом.

М. КОРОЛЕВА - Спасибо. Я напоминаю, наш сегодняшний гость Андрей Кокошин был сегодня у нас в прямом эфире, он отвечал в том числе и на ваши вопросы.








 
  • Официальные документы по вопросам национальной безопасности России
  • Международные договоры и соглашения
  • Глобализация в мировой экономике и политике
  • Место России в современном мире. Проблема самоидентификации России
  • Внешняя политика России

  •  
    Проблемные зоны планеты
    В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Андрей Кокошин - член-корреспондент РАН, председатель комитета по делам СНГ Госдумы 3-го созыва.
    Эфир ведет Марина Королева.
    Президентское послание Федеральному Собранию РФ 16 мая 2003 г. и внешнеполитическая стратегия России (краткое изложение с комментариями и примечаниями)
    О явлениях и тенденциях, изменяющих характер международных отношений в первом десятилетии XXI века.
    Оценки, размышления, рекомендации.
    Нужны новые подходы для решения проблем стратегической стабильности (Андрей Кокошин)
    ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ АКТЫ В США 11 СЕНТЯБРЯ 2001 ГОДА И ИХ ПОСЛЕДСТВИЯ (подборка интервью Андрея Кокошина российским средствам массовой информации)
    11 ОКТЯБРЯ 2001, "РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА"
    БИТВА БЕЗ БЛИСТАТЕЛЬНЫХ ПОБЕД
    Так характеризует начавшуюся борьбу с международным терроризмом находящийся в США депутат Госдумы РФ, бывший секретарь Совета безопасности России Андрей Кокошин
    12 ОКТЯБРЯ 2001, "ИЗВЕСТИЯ"
    ON-LINE КОНФЕРЕНЦИЯ ДЕПУТАТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, ЧЛЕН-КОРРЕСПОНДЕНТА РАН КОКОШИНА АНДРЕЯ АФАНАСЬЕВИЧА: "США И РОССИЯ:ВЫГОДЫ И ПРОБЛЕМЫ"
    22 ноября 2001г.
    НАСКОЛЬКО РОССИЯ МОГЛА БЫ СБЛИЗИТЬСЯ С НАТО?
    Интервью председателя комитета ГД РФ по международным делам Дмитрия Рогозина и депутата ГД РФ Андрея Кокошина ведущему программы "Сегодня" Александру Хабарову (НТВ)
    5 декабря 2001г. Радиостанция "Маяк"
    РОССИЯ ДОГОВОР СНВ-1 ИСПОЛНИЛА. И НАДЕЕТСЯ НА ВЗАИМНОСТЬ…(Интервью А.А.Кокошина)
    5 декабря 2001г. Радиостанция "Маяк"
    ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА
    22 февраля 2002г. "Время МН" №33
    ИТОГИ ПОДВОДИТЬ ЕЩЕ РАНО
    Своими оценками хода афганской кампании и военных программ США делится в интервью "Времени МН" экс-секретарь Совета безопасности РФ депутат Госдумы (от фракции ОВР) Андрей Кокошин.
    17 мая 2002г. РТР-Вести
    РАЗБОР ПОЛЕТОВ В БЕЛОМ ДОМЕ
    Андрей Кокошин: нельзя исключать того, что всплывут ещё более неприятные моменты.
    "Потенциал России востребован в мире" (интервью Министра иностранных дел РФ И.С. Иванова газете "Коммерсантъ" №85 22 мая 2002г.)
    "России нужна свобода рук" (интервью А.А.Кокошина газете "Трибуна" №85 22 мая 2002г.)
    В КРЕМЛЕ "СВЕРИЛИ ЧАСЫ". Андрей Кокошин: Россия должна добиться более высокого места под солнцем (интервью РТР-Вести 23 мая 2002г.)
    "Договор мог быть лучше, но это лучше, чем ничего"
    Мнение бывшего секретаря Совета безопасности РФ (интервью А.А. Кокошина газете КоммерсантЪ-Daily №087 от 24 мая 2002)
    "Как влияет международное положение на политику России?" (интервью А.А. Кокошина "Радио Маяк" 25 мая 2002г.)

     Андрей Кокошин: "Ближайшее будущее покажет прочность партнерства России и США..." (Интервью Интернет-изданию СМИ.ru)

     16 сентября 2002г. Ю.Н. Балуевский ПОТЕНЦИАЛ ДОВЕРИЯ - Договор о СНП стал новой реальностью (Статья на сайте <Известия.Ру>)

     А.А. Кокошин Нам нужны неформальные союзники (Интервью журналу <Политбюро> (Ю.Голотюку) от 2.12.02, с.10-11)
    Россия и постсоветское пространство :
    Россия в поисках своего места в современной цивилизации (Кокошин А.А. Быть России великой державой в ХХI веке. М., ИПИ, 1996)

    Совместное заявление президентов Республики Казахстан, Российской Федерации, Туркменистана и Республики Узбекистан (принято 1 марта 2002 года)

    Из выступления Президента Российской Федерации В.В.Путина на совместной пресс-конференции глав государств-участников СНГ (1 марта 2002 года, Алма-Ата)

    Из выступления Президента Российской Федерации В.В.Путина перед журналистами по окончании встречи с Президентом Республики Казахстан Н.А.Назарбаевым (2 марта 2002 г., Алма-Ата)

  • Военная реформа и военная политика России
  • Стратегическое управление в сфере обороны и безопасности
  • Методологические вопросы соотношения политики и военной стратегии
  • Государство, нация, этнос и национальная безопасность

  • Курс профессора А.А.Кокошина "Национальная безопасность России" (для магистрантов МГИМО МИД РФ)



  •  
     
    Montale Aoud Ambre парфюм