НОВОСТИ| О НАС |КОНТАКТЫ на главную написать письмо




О новой книге А.А. Кокошина в газете "Красная Звезда"

Ядерный конфликт в новом веке.
Возможен ли он?

Андрей Афанасьевич Кокошин не нуждается в подробном представлении. Его имя хорошо известно читателям "Красной звезды". Авторитетный российский ученый и общественный деятель, директор Института проблем международной безопасности РАН, декан факультета мировой политики Московского государственного университета имени Ломоносова. В 90-е годы занимал должности первого заместителя министра обороны, секретаря Совета обороны и Совета безопасности РФ. Возглавляет комитет по делам СНГ и связям с соотечественниками Государственной Думы, председатель комиссии по национальной безопасности генсовета партии "Единая Россия".Сегодня Андрей Кокошин - один из наиболее признанных в мировом научном сообществе специалистов по актуальным проблемам международной безопасности и военной политики. Поэтому его новая книга "Ядерные конфликты в XXI веке (типы, формы, возможные участники), вышедшая недавно в издательстве "Медиа-Пресс", невольно привлекает к себе повышенное внимание.

Знакомство с этой научной работой не обманывает ожиданий. Автор в присущей ему манере интересно и доступно рассказывает о сложных проблемах международной безопасности, глубоко анализирует возможность возникновения ядерной войны в наступившем XXI столетии в контексте развития системы международных отношений, дает классификацию типов и форм потенциальных конфликтов.

В книге рассматриваются потенциальные ядерные конфликты применительно к четырем группам субъектов международных отношений: "старым ядерным державам", прежде всего США и России, а также к "треугольнику" Россия - США - Китай; молодым членам "ядерного клуба" - Индии, Пакистану; вероятным новым ядерным государствам в результате процесса дальнейшего распространения оружия массового поражения; негосударственным "действующим лицам" в лице радикальных политических организаций, использующих террористические методы.

Естественно, первостепенное внимание автор уделяет перспективам российско-американских отношений в стратегической ядерной сфере. Указывается, что с конца 80-х годов наблюдается значительное снижение вероятности обмена ядерными ударами между нашей страной и США, хотя стратегические ядерные арсеналы обоих государств по-прежнему ориентированы прежде всего друг на друга. В США, отмечается в исследовании, немало тех, кто считает, что в России еще не сформировалась современная демократическая политическая система и возникло состояние огромного социального неравенства, которого нет в наиболее развитых странах Запада.

В связи с этим Андрей Кокошин высказывает мнение о важности создания в России системы действенной политической демократии, эффективной рыночной экономики. Это не должно быть вопросом идеологическим. "Российскому "политическому классу", деловому сообществу, подчеркивается в книге, необходимо осознать, что демократия при всех своих недостатках, слабых местах, издержках - это прежде всего наиболее эффективная на сегодняшний день система управления (и самоуправления) государством и обществом…". С точки зрения автора, "управленческая эффективность" демократии была продемонстрирована победой Запада над Советским Союзом в "холодной войне", которой он добился, несмотря на многие выдающиеся достижения нашего народа в науке, технике, социальной сфере, образовании.

При этом ученый справедливо признает, что в американской политической элите значительный вес имеют деятели, продолжающие относиться к нашей стране как к государству, возможности которого надо ограничивать независимо от того, становится Россия демократическим государством с рыночной экономикой или нет.

Нельзя не упомянуть в этой связи о жесткой реакции верховного главнокомандующего ОВС НАТО американского генерала Уэсли Кларка на российский "бросок на Приштину" в 1999 году, когда он был готов на самые энергичные действия по противодействию Российской армии военными средствами, если бы не благоразумие его непосредственного подчиненного - английского генерала. Андрей Кокошин приводит слова англичанина, отказавшегося выполнить приказ главкома ОВС НАТО: "Сэр, я не буду начинать для вас третью мировую войну".

Глубокий знаток внутриполитической жизни США, Андрей Кокошин указывает на крупномасштабную перегруппировку в американской политической элите. Значительная часть еврейской общины, традиционно ориентирующейся преимущественно на демократическую партию, стала в большей мере "ставить" на республиканцев и активно участвовать в формировании внешней и военной политики администрации Джорджа Буша-младшего. Наметился союз части лидеров еврейской общины США и республиканцев правохристианского толка, в среде которых раньше отмечались антисемитские настроения. Это привело к усилению в республиканской среде группы неоконсерваторов (среди них и министр обороны Дональд Рамсфелд), готовых к весьма высокому риску в применении силовых методов во внешней политике.

В работе обоснованно утверждается, что наличие феномена "динамического диапазона" в стратегическом ядерном балансе Россия - США позволяет до поры до времени мириться с нынешними асимметриями в пользу американской стороны даже в условиях ликвидации режима Договора по ПРО. Первостепенное значение для осуществления сдерживания посредством угрозы ответного удара имеет способность нанести нападающей стороне "неприемлемый ущерб", а не количественное равенство по боезарядам и носителям.

Этой точки зрения придерживался еще начальник Генерального штаба ВС СССР Маршал Советского Союза Н.В. Огарков. В беседах с автором книги (в начале 90-х годов) Николай Васильевич высказал суждение, что в принципе военно-стратегическое равновесие с США в конце 70-х - первой половине 80-х годов вполне можно было обеспечить, имея в 3-4 раза меньше боезарядов на стратегических носителях и не создавая такие комплексы, как БЖРК (СС-24) и систему морского базирования "Тайфун" с гигантской подводной лодкой водоизмещением более чем в 40 тыс. тонн. В те годы "холодной войны" маршал добивался более сдержанного отношения к созданию новых систем стратегических вооружений (в ответ на американские проекты) ради наращивания усилий в области новейших обычных вооружений, особенно "умного оружия".

Но начальник Генерального штаба остался непонятым "наверху". Советский Союз, обладавший по крайней мере вдвое меньшими ресурсами, чем США, продолжил участие в гонке вооружений по всем направлениям, что, как подчеркивается в книге, стало одной из важнейших причин краха советской экономики и последующего развала СССР…

В целом, делает вывод автор, между Россией и США установились такие отношения, которые сводят вероятность ядерного конфликта между ними до минимума. Как находящуюся на весьма низком уровне оценивается в работе и вероятность ядерной войны между нашей страной и Китаем. Заключенный в 2001 году в Москве Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве рассматривается в Пекине не как пропагандистская акция краткосрочного действия, а, по словам Цзян Цзэминя, "программный документ". Объективно он обеспечивает нашему великому восточному соседу тыл при решении одной из его важнейших национальных проблем - вопроса о Тайване.

С меньшей степенью уверенности ученый говорит о "невероятности" ядерной войны между США и Китаем. Известно, что американская элита очень настороженно относится к перспективам дальнейшего улучшения российско-китайских отношений. Бывший министр обороны США Дж. Шлесинджер еще в 1997 году с тревогой отмечал, что такое развитие событий позволяет Китаю передислоцировать основную часть сухопутных войск в южном направлении и "проецировать силу", в частности в отношении Тайваня.

Неоконсервативная группировка в администрации США особенно встревожена проблемой роста Китая как потенциально второй "сверхдержавы" и занята поиском способов противодействия этому. Китай, остающийся коммунистическим государством, благодаря высоким темпам экономического развития сокращает свое отставание от США. В Пекине отвергают вмешательство во внутренние дела своей страны и отказываются признать в качестве универсальных западные стандарты прав человека, следование которым стало курсом России и большинства других постсоветских республик.

Поэтому в среде республиканской элиты сильны настроения "остановить Китай сейчас, пока не поздно". В начале 2001 года, как указывает Андрей Кокошин, глава Пентагона Рамсфелд заявил о том, что Китай для США является не "стратегическим партнером", а "соперником". В американской столице стали усиливаться настроения в пользу ухода из Европы ради концентрации всех ресурсов на решение задачи "сдерживания" КНР. Правда, после трагических событий 11 сентября 2001 года фокус внимания американской администрации был смещен с Китая на проблему "войны с терроризмом".

Естественно, в этих условиях в Пекине расценивают стратегическую задачу США как установку прервать становление Китая как второй "сверхдержавы" и добиться его распада, аналогичного трагедии с СССР. В исследовании анализируются перспективы развития стратегических ядерных сил Китая и оценивается как весьма вероятный скачок в их развитии, ибо традиционная китайская политическая культура не может допустить "потери лица" своей страны в случае развертывания американцами, Соединенными Штатами систем противоракетной обороны. Одним из вариантов ответа могло стать увеличение числа ядерных боезарядов на стратегических носителях (прежде всего за счет установки на МБР многозарядных боевых частей) до 200 - 300, что позволило бы преодолеть даже в ослабленном ответном ударе те системы ПРО, которые Вашингтон сможет создать в ближайшие 10 - 15 лет.

В сложившейся международной обстановке, когда Россия утратила статус "сверхдержавы" и в мире доминируют США, китайское руководство ведет себя крайне осмотрительно, реально оценивая возможности своего государства. Проявлением гибкости внешней политики Пекина стало быстрое решение о поддержке США в их борьбе с терроризмом после событий 11 сентября. Автор книги отмечает, что админстрация Буша-младшего высоко оценила китайскую помощь в свержении режима талибов. Высокопоставленная делегация КНР смогла тогда убедить руководство Пакистана отказаться от помощи "Талибану", что способствовало военному успеху американцев на первом этапе операции в Афганистане.

В работе приводится много и других интересных фактов из новейшей истории, неизвестных широкому читателю. Например, о стремлении польских военных добиться обретения Польшей с помощью СССР своего ядерного оружия (оперативно-тактического) по примеру англо-американских отношений в ядерной сфере, о числе ядерных боезарядов у Израиля, Индии и Пакистана, о бесполезности НИОКРов в области "стратегической оборонной инициативы" Рейгана для технологического рывка экономики США.

Рассказывается и о драматических событиях начала 1992 года, когда тогдашнее украинское руководство попыталось обеспечить себя техническими средствами, дающими ему реальный контроль над ядерной кнопкой (в 1991 году на территории Украины было 220 носителей стратегических вооружений с 2.416 ядерными боезарядами). Параллельными усилиями США и России удалось убедить украинских коллег отказаться от этой идеи, чреватой совершенно иной мировой военно-политической конфигурацией.

Обширная информационная база исследования делает книгу не только полезной для специалистов, но и познавательной для широкой аудитории, интересующейся проблемами безопасности.

Николай НИКОЛАЕВ




  • Официальные документы по вопросам национальной безопасности России
  • Международные договоры и соглашения
  • Глобализация в мировой экономике и политике
  • Место России в современном мире. Проблема самоидентификации России
  • Внешняя политика России
  • Военная реформа и военная политика России
  • Стратегическое управление в сфере обороны и безопасности
  • Методологические вопросы соотношения политики и военной стратегии
  • Государство, нация, этнос и национальная безопасность

  • Курс профессора А.А.Кокошина "Национальная безопасность России" (для магистрантов МГИМО МИД РФ)



  •